Впечатления от посещения территории, где размещался 69 МСП

старшего сержанта Зеленского Николая, ПТВ 1 МСБ, 1969 - 1971 гг.

Фото

 В апреле месяце 2012г. я  был по турпутёвке в г. Берлине - решил съездить и посмотреть те места, где в 1970-1971гг. проходил срочную службу -  в.ч. п.п. 58731 - район г. Вюнсдорф.

Транспорт в Берлине работает отлично и поэтому поездка не  представляла особых  проблем. До Бланкенфельде можно доехать городской злектричкой  < S2 >,   а дальше - перейти метров сто, по ходу поезда, на другую платформу, купить билет в кассе - автомате на другую электричку  < DB > до Вюнсдорфа –Вальдштадта  сесть в вагон и через три остановки выйти в Цоссене. В дневное время - ходят они почти каждый час. Необходимо через тоннель  перейти на  площадь  перед вокзалом , где уже  ожидает прибывших пассажиров большой автобус до Вюнсдорфа. Я не вникал в подробности , почему электрички не идут дальше, возможно  на  станции ведутся  ремонтные  работы. В расписании на платформе - это отражено. Что ещё бросается в глаза – большое табло на светодиодах -  бегущая строка, где указывается время прибытия и номер поезда.

В Цоссене пассажиров, желающих ехать дальше, было человек 10-15. Это, наверное, было связано с тем ,что в этот день у немцев был религиозный праздник и многие были в кирхах. До Вюнсдорфа от Цоссена всего около шести километров и автобус пролетел их без единой остановки .

Я сел на переднее  сидение в автобусе так, чтобы хорошо видеть дорогу  вперёд и по сторонам. В голове кружились мысли: узнаю я въезд на территорию части и смогу проникнуть за ограждения, которыми оградили наши казармы и парк боевых машин, неужели  осуществится  моя мечта, которую   так долго ждал - через 40 лет побывать в этих местах?

Изменился город и его окрестности. По  краю дороги, слева и справа, выросли сосны высотой до 10-15 метров и выше. У самой дороги выстроены новые 4-5 этажные жилые  здания. Этот отрезок пути автобус пронёсся на максимальной скорости под 80 км/час. ( См. фото №119  ).

Не заметил я где закончился Цоссен и начался третий городок, там когда - то жили семьи лётчиков. От этого городка, на севере, наш полк отделял  небольшой забор с колючей проволоки, а на юге, развалины Майбаха-2, полигон завода по ремонту   бронетанковой техники, -  около 2 км до Вюнсдорфа; на западе ж.б. забор отделял от отдельного танкового батальона (п.п. 93295 ) . Где-то после 1973 г. его расформировали и часть офицеров продолжили службу в танковом батальоне нашего полка.

Автобус остановился рядом с вокзалом г. Вюнсдорф. Все пассажиры вышли и растворились по безлюдным улицам города. Я шёл в направлении Берлинерштрассе один. Слева стояли жилые здания , заросшие кустарником и с выбитыми окнами и все стены разрисованы всякими надписями. Не таким был  этот город сорок лет тому назад. Нет КПП «Цоссен», деревянных заборов, безлюдные улицы , а ведь раньше они были многолюдны и на каждом шагу можно было встретить человека в военной форме , хотя везде чистые тротуары и аккуратные автобусные остановки с расписанием движения в герметичных рамочках. Справа было здание почты и переговорного пункта - теперь, наверное, магазин.

Вышел на Берлинерштрассе. Времени для посещения города у меня нет и, признаться честно, я не планировал. Справа АЗС  -- раньше её не было. Впереди слева размещалась торгово - бытовая база и хлебозавод, но не чувствую запаха свежевыпеченного хлеба и нет многочисленных  стай  голубей, которые постоянно кружили над этим районом. Все здания на своих местах, но  не вижу ни единого человека. Впереди дорожная развязка - её так же не было раньше, а влево уходит дорога в новый жилой  район, который прячется за высокими соснами. ( См. фото №3,4,5 )

Справа и слева от дороги проложены дорожки для пешеходов и велосипедистов. Одна половинка асфальтирована, а другая выложена тротуарной плиткой. Сама дорога стала шире и подступает к деревьям на обочине, на ней прекрасная разметка и  много указательных знаков,  светофоров - по ночам освещается. Этот участок был закреплён за нашим взводом и мы его постоянно поддерживали в хорошем состоянии. Справа тянется железобетонный забор весь в граффити. За ним когда-то размещался отдельный танковый батальон. Справа стоит ТП: кирпич потемнел от старости и на стенах, с трёх сторон, наклеены объявления и плакаты. Слева от дороги – сплошная стена сосен высотой больше 10 метров, а ведь раньше здесь был пустырь и можно было с дороги просматривать движение поездов по ж. д. Вюнсдорф - Берлин. Впереди справа, за забором, просматриваются здания, в которых раньше жили семьи офицеров нашего полка. Пешеходная дорожка поворачивает направо. Стоит указатель: Мартин- Лютер штрассе. Так вот то место , где когда- то был КПП полка. Но от него не осталось и следа: нет высокого забора, клумб с цветами, елей, которые были посажены летом 1970г. Удивительно! Опоры эл. освещения те же, а светильники новые более экономичные. От ворот осталась лишь правая часть, которая как - будто вросла в землю. Сколько лет не видела она побелки и ремонта? И зачем её оставили одну? Для истории? Почти с той же точки, как и 40 лет тому назад, сфотографировал КПП.

<<Здравствуй - 69МСП>>. За воротами выстроились в одну шеренгу стройные ели. Как они выросли за эти годы!!  (См. ф. 1970г. № 1  ч.1). Сколько всего повидали они за свою долгую  жизнь? За  перекрёстком справа возвышается над зданиями и деревьями железобетонная  громадина воздухозаборника бункера Майбах – 2, штаба сухопутных  войск гитлеровской Германии.    Отсюда начинается ограждение всей территории полка и тянется оно до объездной дороги, по периметру бывшего парка  боевой техники и склада боеприпасов. Не стал я заходить к жилым домам, фотографировать и привлекать к себе внимание их обитателей. Вокруг зданий, на стоянках много автомобилей. Сами здания и площадки смотрятся хорошо, наверное, был произведён «евроремонт». Слева от перекрёстка снесены бараки, где жили семейные и неженатые офицеры. На их месте построены здания школы: общеобразовательной и спортивной. Выше перекрёстка, слева, было караульное помещение и небольшая площадка перед ним. Осталась лишь площадка - от здания не осталось и следа. Напротив площадки, через дорогу, стоят три здания и практически не просматриваются - так заросли кустарником и деревьями. Выше этих зданий – дорога к медпункту полка. Слева от дороги , в некоторых местах, осталось ограждения с колючей проволоки на деревянных опорах  – пытались оградить клуб, штаб и спортивный зал от любопытных. Прошёл по тропинке к летнему кинотеатру и не вижу ничего, чтобы доказывало о его существовании. От кинобудки не осталось и следа - всё заросло молодыми соснами, а старые – выросли намного выше здания клуба. Кинозал и сцена разрушены  полностью, там, где они были – груда камней и бетона. В здании выбиты все стёкла и большая часть рам, разрисованы стены внутри и снаружи. Напротив ступенек клуба площадка заросла так, что вряд ли кто - то смог бы увидеть стелы: «В части 45 героев»  и «Ордена части». Состояние спортзала и штаба такое же, как и клуба. Зайти в штаб через главный вход – невозможно – кусты, упавшие сухие ветки и кучи мусора   надёжно перекрывают вход. И зачем заходить? Поклониться боевым знамёнам – их там давно  нет, и уже никогда не будут  храниться на посту №1, - им нашли другое постоянное место – на складе. Сделать отметку о прибытии - у меня нет настоящего военного билета. В 1980 г. его изъяли ( № помню по сей день) и выдали другой документ, который  лежит в шкафу дома , – в/б офицера запаса Вооружённых Сил больше 20 лет несуществующей страны.

На ограждении весит предупредительный плакат, запрещающий проникать на приватную территорию без разрешения. Рядом никого нет – буду нарушать запрет. Ближе к казарме, которая слева, (в 1970г. размещались артиллеристы полка) секции ограждения не закреплены и можно зайти на плац. Почти 18 лет не видел он построений и торжественных маршей и столько же уборки и разметки. Асфальт пришёл в негодность и через трещины пробивается молодая поросль клёна , берёзы и акации. За эти островки жизни закрепляется опавшая листва и прорастает трава, а мох, сплошным зелёным ковром, застилает всё пространство между ними.

По периметру плаца растут берёзы. Я их помню, когда они едва доставали высоты второго этажа казарм, а сейчас – достигли предела своего роста. Многие деревья, не выдержав тяжести своих веток, - упали. Росли они напротив  крайних казарм, которые рядом с новой. Немцы вывесили таблички предупреждающие об опасности.

Одиноко стоит трибуна. Она изменила свою внешность и, как мне кажется, не в лучшую сторону. С боевыми орденами - она смотрелась намного лучше. Давным – давно никто уже не поднимается на неё и не произносит речей, и не отдаёт команд …  Мне не положено по штату, да и к кому обращаться? Рядом – никого нет. Тишина. Лишь , изредка, пение птиц да гул пролетающих самолётов нарушают её.

В столовую не заходил. Входы завалены упавшими берёзами. Догадаться нетрудно, как она выглядит внутри. Никогда уже не наполнятся бетонные противопожарные ёмкости водой и не будут плавать в них стаи огромных карпов, и не будет их кормить начальник столовой солдатской кашей и хлебом; не пойдёт дым из трубы(стоит до сих пор) котельной, которая давала пар многочисленным котлам, которые в одну смену могли накормить л/с полка; никогда дежурный по полку не станет срочно организовывать разгрузку - погрузку  угля - брикета и доставку его в часть …

На краю аллеи, которая идёт от новой казармы и выходит на плац, стоят, слева и справа, склонённые деревья (См. фото №41), как знамёна в траурной скорби по тем, кто когда - то ходил по этому асфальту, дышал этим воздухом, радовался жизни, строил планы на будущее … и  уже никогда не сможет повторить всего этого …

Сравните фото №5 1970г. и №46 2012г. Я фотографировал их с одной и той же точки – как изменились, выросли за 40 лет эти берёзки. «Серп и Молот» – превратили в металлолом. А вот уже и новая казарма, которая служила мне полтора года родным домом. Построили её ещё в 1967г. (Восп. ст. л - та Кузина Б.А.) и она сильно отличалась от остальных: большие окна, кровати в один ярус, деревянные полы и по средине большие проходы. Размещались в ней 1МСБ и 2МСБ .  Северная сторона здания выше второго этажа заросла деревьями и кустарником , а ель на северо - восточном углу вымахала выше третьего. В1970г она была не выше 1 метра. Пришли в негодность многие водосточные трубы и вода смывает из стен осыпавшуюся краску. Вход в казарму покрыт толстым слоем опавшей листвы и отсутствуют обе половинки входных дверей. Я уже видел на фото М. Печерицы «порядок» внутри расположения 1МСР, пусть в моей памяти останется , таким, который можно было показать всем, кто переступал порог - от рядового до Министра Обороны и самого высокого иностранного гостя.  На  южной стороне здания пилой свалены деревья,  кустарник и - не убраны. Здесь же была спортивная площадка - не осталось и  следа от неё. Снесены все постройки рядом с казармой: котельная на твёрдом топливе, баня, учебный корпус, все боксы, где хранилась техника, водогрейка …  и КТП, спортивный городок 1МСБ и 3МСБ.    

Вокруг того места, где был парк и склад боеприпасов, ещё один забор, а внутри установлены солнечные панели . Удалены так же часть ж. б. конструкций Майбаха-2, которые были на запад от склада боеприпасов. Пройти по - прямой , от новой казармы  до объездной дороги (липовая алея), которая вела на стрельбище и в район посадки л/с 1МСБ на машины – невозможно.

За дорогой, которая шла от КПП до КТП, раньше стоял деревянный забор зелёного цвет. Он отделял территорию полка от развалин.  Сейчас его нет и можно во всей красе наблюдать заросшие деревьями и кустами бывшие склады и мастерские полка. При входе справа, напротив мастерских, был огромный колодец 4х4 и в глубину не меньше 6 метров – туда сваливали мусор. Нет его, заполнен полностью – всё сверху  заросло травой и кустарником.

Ж. б. громадина с островерхой крышей (См.фото №63 ) сохранилась лучше других и продолжает возвышаться над остальными, рядом стоящими развалинами. Но и её не пощадило время, а может быть кто - то помог, – покосилась, но не упала, и обросла со всех сторон кустарником, а самая выносливая сосна забралась на самый верх и оттуда смотрит на окрестности. Вся территория перерыта и заросла травой. Пытался найти ландыши, которые ковром укрывали  весной южные склоны и одаривали всех нежным ароматом, - но так и не нашёл. Может ещё не пришло время для цветения. Не нашёл и некоторых развалин, где всем  нравилось фото-графироваться и оставлять надписи на стенах о своём пребывании. ДМБ-87 и Звенигородка – эти  надписи лучше сохранились т. к. на них   не попадали атмосферные осадки и прямые солнечные лучи. Не выдержал испытания временем даже бетон: растрескался и видно поржавевшую арматуру. Больше 70 лет прошло с момента строительства этого комплекса, а в 1945г. было всё разрушено.

Майбах-1 после войны сохранили и использовали до 1994г. для нужд штаба ГСВГ (ЗГВ) и сейчас немцы приватизировали часть комплекса и водят туда платные экскурсии. Заблокирован в интернете показ некоторых  видео роликов на эту тематику – предлагают покупать (за евро) DVD диски. Капитализм!!

Неплохо сохранились корпуса овощехранилищ и  хорошо видны их порядковые  номера на стенах. Прямо напротив входа выросла огромная акация, а в тех местах, где стекает вода с крыши, деревья стоят сплошной стеной. Рядом с хранилищами  когда-то размещались ровными рядами бурты с морковкой. Зимы были тёплыми и она хорошо сохранялась в песке до самой весны.

Вышел к правому подъезду новой казармы. На первом этаже размещалась 3МСР. Внутреннее состояние помещения хорошо отображает фото №76 . Двери отсутствуют, сорваны деревянные полы ,осыпалась штукатурка, выбиты все окна и гуляет ветер … Вся северная сторона здания заросла кустарником и деревьями так, что от угла здания правого крыла -  не просматривается левое -  вход в 1МСР.

Через забор и кусты  можно увидеть забитые окна , какими - то щитами, в солдатской чайной и офицерской столовой. Вокруг зданий всё заросло кустами и укрылось толстым ковром  травы. У западной стены, крайней казармы, одиноко стоит прицеп.

Ещё раз прошёл по плацу и навсегда закрыл за собой секцию металлического  ограждения.  Необходимо  проведать и  малый плац.  Здесь я впервые ступил на террито-рию полка в мае 1970г. и каждый раз, заступая в наряд, приходил сюда на развод; весной и осенью провожал домой однополчан,  отслуживших  положенный срок, и  сам, после напутственного слова командира полка , подполковника Ларина А.В., под звуки марша «Прощание славянки», - покинул его  в ноябре 1971г. Сейчас не узнать  этого места. Всё пространство завалено листвой, ветками и всяким мусором так, что не видно даже  ступенек, по которым можно было подняться от плаца на горку за ним. Сбоку лежат и разлагаются  нижние части спиленных сосен, а за ними - сплошная стена молодых деревьев до самой объездной дороги. Сделал последние снимки на территории полка: поля с солнечными панелями,  крайних казарм,  плаца,  клуба,  медпункта и направился к КПП.

Трудно выразить свои мысли и переживания на бумаге – не всем это дано. Но я , надеюсь, Вы меня поймёте, однополчане, и без лишних слов. Трудно отогнать грустные мысли, зная, что уже никогда не увижу боеспособным л/с полка и его технику; что с каждым годом – становлюсь старше и уходят в вечность твои  однополчане, так  и не рассказав ничего о себе, а в твоей памяти они навсегда остались молодыми; что никогда тебе не будет снова 20 лет и ты в последний раз  проходишь  это  безлюдное место, которое раньше называлось КПП полка … Становится как- то не по себе : будто бы ещё есть силы и понимание ситуации, но уже изменить ничего невозможно – всё утрачено навсегда. Чувствуешь себя в этих развалинах одиноким, чужим и никому не нужным.

69 мотострелковый Проскуровский Краснознаменный  орденов Суворова и Кутузова 2 степени полк уснул вечным сном. <<Прощай 69МСП>>. Не стану я больше тревожить твой  покой. Сохраните, пожалуйста, мои фотографии на сайте полка – других уже не будет. Через некоторое время, возможно, все постройки , на территории части, будут удалены. Их ждёт та же судьба, что и тысячи военных городков на территории Германии.

Сколько средств, сил , труда и людских  жизней  было потрачено нашим народом , чтобы  содержать здесь, на переднем рубеже, одно из самых боеспособных соединений – ГСВГ(ЗГВ) с 1945г. по  1994г.?  И до тех пор, пока наши войска были в Германии, с нами все страны считались и уважали.                                                

То, что произошло потом: застой и развал экономики страны, парад похорон старцев, приход к власти правителей неспособных управлять страной, распад СССР, вывод войск в неподготовленные места дислокации, и в конечном итоге – уничтожение (без единого выстрела) блока стран участниц Варшавского Договора.  Пусть всё это останется на совести тех, кто непосредственно принимал  эти  решения.

После всех «перестроек»  стали мы чувствовать себя в полной безопасности? И чтобы мы услышали от тех, кто навсегда остался в этой земле, за то, что  успели натворить в Германии, странах Европы и у себя дома? Одни вопросы, а ответов – нет. Хорошо, что есть возможность молча постоять у этих ухоженных могил в Трептов ,Тиргартен , Панков - парках  г. Берлина  и других городов  Германии …  Вот только -  все они остались вдали от туристических маршрутов. 

На ж. д. вокзал Цоссена шёл пешком - не торопился, внимательно рассматривал всё , что было в поле зрения: аккуратные домики,  с зелёными ёлочками у входа, и цветами на окнах , новые автомобили у  гаражей, приветливые  лица прохожих и все признаки прихода весны  …  и  отгонял грустные   мысли и дающую о себе знать – усталость.  Купил билет  и , вскоре, уехал в Берлин.

P.S.  Неполным был бы мой рассказ, если бы я не упомянул о учебном подразделении в/ч 74955 г. Николаев. На протяжении более 20 лет эта часть готовила   операторов ПТУРС и других военных специалистов  для частей ВС СА . В мае месяце, через 42 года, как я покинул эту часть, мне разрешили постоять рядом с воротами КПП. Та же судьба, наверное, и  у этого полка, что  69 мотострелкового – переехал на другое место (дальнейшую историю не знаю), а покинутая  территория идеально подходит для съемок фильмов о войне. Разрушено всё, что только можно было:  крыши и верхние этажи всех построек, разворованы все металлоконструкции,  а то, что осталось, атмосферные осадки, мороз, солнце и ветер, продолжают уничтожать. Оставили четыре  здания: штаб, казарму, столовую  и  церковь, которую, наконец – то, отдали прихожанам и  священникам; они  оградили её  со всех сторон высоким забором и стали приводить в порядок, а до этого, не один десяток лет, там был склад всякого хлама. Всё это хорошо видно с космоса, но пройти на  территорию части - не разрешили. Какая тайна поселилась там - за забором? У меня не было  ни малейшего желания общаться с представителями этой структуры, которая прячется от своего же народа и заслужила, за свои дела, у него  такую славу.

Несчастная Армия шарахается, как слепой котёнок, от всех «перестроек». С приходом нового правителя придумывается и изменяется военная доктрина. Всё военное имущество, вывезенное из Европы, Армия  не в состоянии  сохранить и утилизировать – склады  горели от западных границ до восточных. Почти еженедельно звучат автоматные очереди и гремят взрывы – уносят чьи- то жизни … Кроме локальных войн постоянно развязываются «сырные», «газовые»,  … Наши народы «доброжелатели» пытаются столкнуть лбами, а ведь когда-то мы были в одном строю и совместно решали все , поставленные перед нами задачи.

Не то мы, наверное, общество пытаемся  строить?!

Извините, однополчане, что всё так грустно, но похороны -  не бывают весёлыми.
                                                                                                                                                                                                                                                                        Июль  2012г.

Фото

 

Назад в воспоминание

 

Сайт создан в системе uCoz