Воспоминания о службе рядового Платоненко Алексея Яковлевича, 3 МСР, 1969 - 1971 гг.

г. Москва. Рядовой Платоненко Алексей Яковлевич.
Мои воспоминания о службе в ГСВГ май 1969 г. – 1971 г.

Призвали меня в ряды СА 8 мая 1969 г. в команду № 50 – это значит в Германию. Собрали нас всех у военкомата, затем посадили в автобусы и привезли на сборный пункт в район Раменки г. Москвы, в какой-то клуб. Здесь мы пробыли примерно пол дня , затем нас опять посадили в автобусы и привезли и г. Нарофоминск в танковую дивизию, и поселили нас в спортзале. Вскоре за нами пришли, всех построили и повели в баню. Здесь с нас опять сняли гражданскую одежду и после бани выдали форму.

Несколько дней проходили комиссию, делали уколы против столбняка. Такой болезненный оказался, несколько дней болели лопатки. Затем был смотр призывников, и на следующий день нас  погрузили в теплушки (как показывают в кинофильмах о войне) и повезли.

Сколько добирались до Польской границы, я уже не помню. А когда доехали до границы, нас всех вывели из вагонов, проверили весь личный состав и опять посадили в теплушки. Так мы через всю Польшу в них и проехали.

Конечный пункт у нас был в Германии – это пересылочный пункт Франкфурт-на Одере. Здесь нас тоже поселили в спортзале, а на следующий день приехали покупатели из разных воинских частей. Фамилию офицера я не помню, который нас отбирал. В основном у нас все призывники были водители. Нас отобрали человек 30, посадили в грузовики ЗиЛ-131 и повезли. Вот так я и попал в воинскую часть 58731  69 проскуровский полк.

Здесь в полку нас водителей поселили в казарму танкового батальона – это была старая казарма, кровати в ней стояли в два ряда. Вот в этой казарме мы были весь карантин. Учились маршировать на плацу,  а вечером тренировки подъем-отбой, пока не научились за 45 секунд укладываться во времени.

Через недели две приняли присягу, и после присяги нам предложили обучаться на водителей БТРа. Так после изучения технической части БТРа нам дали справки, что курс обучения пройден, и после сдачи правил дорожного движения в ГДР, которое записывалось в военном билете, и прохождении 500 км марша, я стал полноправным водителем БТРа 60 ПБ.

После обучения нас распределили по батальонам, так я и попал в 1 МСБ в 3-ю роту 1 взвод 3-е отделение. Так началась моя служба в третьей роте, где командиром роты был капитан Шиков Евгений Борисович, замполитом роты – старший лейтенант Чирич Николай, старшиной роты Жигалов Юрий, а зам- потех роты Авсюхин (звать не помню как). В роте я узнал, что 3-я рота – барабанщики, которые участвуют в парадах. Правда нас, водителей, к этим мероприятиям и тренировкам не привлекали. Зато все пехотные азы пришлось изучить. Нам, молодым, приходилось все делать: и туалеты с умывальниками чистить, и полы натирать мастикой, а затем до блеска полировать. Полы были деревянные. У нас было приспособление очень простое – круглая палка в виде оглобли, к которой прибит брусок, обернутый куском шинели. Так мы натирали центральный проход в казарме, а между коек надевали щетки на ноги и драили. Старослужащие, которые служили еще 3 года, нас не трогали, а вот которые призывались уже на 2 года, за нами следили, чтобы все было в порядке и чистоте. Издевательств в нашей роте никогда не было. В нашей третьей роте много было ребят из Ленинграда и из Москвы. Так что земляков было много, даже из разных призывов. Так в моем третьем отделении мы вместе служили с Копопешко Михаилом, правда, он на полгода старше призывом был. Он был гранатометчиком в отделении, а я водителем. Так мы с ним встречаемся до настоящего времени. А вот с остальными ребятами потерялись.

Когда я прослужил уже полгода, то служить стало легче, с пехотой нас, водителей, стали на занятия не привлекать, потому что у нас были свои занятия по устройству БТРа и вождения. Тренироваться приходилось много и по преодолению препятствий, бездорожья и разные упражнения, а затем преодоление водных преград. Тренировки проходили на озере. А после тренировок – обслуживание техники. Обслуживали технику в основном сами водители, пехоту привлекали только после больших учений.

За время моей службы мне приходилось побывать на многих учениях: и на полковых, и на дивизионных, и совместно с Варшавским договором. На разных учениях приходилось форсировать водные преграды, особенно запомнилась река Эльба. Эта река с очень сильным течением, где,  чтобы попасть на противоположный берег в нужный спектр, приходилось плыть далеко против течения, чтобы попасть в намеченный спектр выхода из воды, для каждого БТРа свое место. На фотографиях из альбома у меня это все есть. Танки преодолевали Эльбу по дну реки, а остальная техника по понтонному мосту. А после форсирования выстраивались в колонну и двигались в сторону Магдебургского полигона, где по ходу пошли в наступление. Тогда наш полк выполнил поставленную нам задачу на «отлично». За это получил благодарность от главкома ГСВГ, и после учений походным маршем в родной полк. Ну а после учений боевую технику приводили в порядок, чтобы была технически исправна и вся блестела до следующих учений или тревоги. Можно было бы еще что-то написать, но повторяться не буду, потому что в воспоминаниях однополчан написано много хорошего.

В середине 1970 года командира роты капитана Шикова Евгения Борисовича направили учиться в Академию в Москву, и на его место пришел ст. лейтенант Владимиров Александр Иванович, в настоящее время генерал-майор в запасе. И так под его командованием я прослужил в роте до осени 1970 года.

Осенью 1970 года настала очередь дембельнуться ребятам призыва осень 1968-1970 год. Командира 1 МСБ Захарова Н. И. в мое время, когда я служил в третьей роте, возил Босый Валентин на БРДМе № 201. Вот он мне и предложил вместо него возить комбата. Так я перешел из третьей роты в управление батальоном, которое находилось в расположении третьей роты совместно с хоз.взводом и взводом связи. Получается я поменял только кровати и стал подчиняться подполковнику Захарову Н.И., начальнику штаба майору Васину, замполиту майору Священко, и зам. Потеху батальона майору Мандрыкину. И с осени 1970 года по июнь 1971 года я возил на БРДМе комбата.

Да, хочу поделиться неприятными воспоминаниями, о том дне в мае 1971 года. Я до сегодняшнего дня не знал, что Яковлеву Александру поставили памятный камень и наградили орденом Красной Звезды. И что о нас помнят, кто принимал участие в тушении такого сильного лесного пожара.

Старослужащие третьей роты моего призыва уже уволились в запас, а вся рота была на тактических занятиях, а мы водители переслуживали еще больше месяца пока не присылали пополнение водителей. В то время я уже был Дембель. И вот нас собрали водителей Дембелей и личный состав взвода связи, которым в то время командиром был младший лейтенант Сахаров А. и ребят из хоз. Взвода. Сколько человек удалось собрать, я не помню, но на сайте, где написано про Яковлева Александра было 18 человек. (http://polk69wunsdorf.narod.ru/fotoalboms/nabpostu/nabpostu.html)

И так, нас собрали по тревоге, объяснили задачу, что от нас требуется, посадили на наши машины хоз. Взвода, и мы поехали к месту пожара. Когда прибыли на место, с нами провели инструктаж, как надо действовать при тушении лесного пожара. Пожар был очень сильный, так называемый «Верховой». Только чуть ветер поднимется и нас всех накрывало пламенем, поэтому нас предупредили, если пламя накроет, выбегать из огня надо против ветра. И вот когда мы начали тушить в основном лопатами и ветками. Честно признаюсь, было очень страшно, был сильный гул горящего леса, постоянно взрывались патроны и очень часто взрывались снаряды, вырывая деревья с корнем. Эти боеприпасы лежали в земле еще со времен Великой Отечественной . Сколько времени мы тушили, я сейчас не помню. Когда нас всех собрали, оказалось, что не хватает Яковлева Александра. А через некоторое время, его нашли немецкие солдаты и принесли к нам, он был без одежды, в одних сапогах. Затем мы постелили в кузове плащ-палатку, аккуратно положили Сашу в машину ЗиЛ-157 и ребята отвезли его в госпиталь, где был морг. Вот так героически погиб Яковлев Александр. Некоторые ребята тоже получили ожоги рук и лица, особенно помню Сиридонова Валеру, он тоже водитель-дембель.  А через некоторое время нас собрали в клубе, тех, кто принимал участие в тушении лесного пожара, объявили благодарность и некоторым вручили медали «Спасение на пожаре».

Последний день в полку был для нас радостный. Утром оделись, привели себя в порядок, пошли в последний раз в солдатскую столовую и на построение на плац. Здесь нам зачитали приказ об увольнении в запас и под звуки «Славянки» прошли в последний раз по плацу к машинам. Здесь мы сфотографировались на память. Затем посадили в ЗиЛы-131 и больше я полк 69 Проскуровский не видел.

Привезли нас на пересылочный пункт Франкфурт-на-Одере. Здесь было построение и очень серьезный осмотр: все чемоданы перевернули, отбирали все недозволенное… Затем построили в колонну и пешком, наверно километра 3, до границы с Польшей, где нас опять посадили в теплушки военного образца и повезли через Польшу. Сколько ехали, не помню, только помню, прибыли мы на границу с Брестом уже ночью. Где нас опять построили, проверили личный состав, и пешком пересекли границу с СССР. Когда мы вышли из теплушек, то были все помятые, что гладились и наводили марафет, все пошло насмарку. Одно радовало, что ехали домой. В Бресте нас посадили в пассажирские вагоны. Так мы доехали до Москвы на Белорусский вокзал. Где нас последний раз построили, раздали военные билеты и отпустили по домам. Так закончилась моя служба в ГСВГ.

Я от всего сердца благодарен создателям этого сайта, потому что очень было приятно узнать, как протекала служба до моего призыва не только в 1 МСБ, но и всего полка после моей службы в 69 Проскуровском полку.

Назад в воспоминание

 

Сайт создан в системе uCoz